Чернильная ночь
17 марта, 23:36
 

За окном сгущаются сумерки, я сижу возле одного из окон второго этажа и смотрю на залитую оранжевым светом фонарей улицу внизу. Мигание светофоров отражается красными и зелеными бликами на влажном после ноябрьского дождя асфальте.
Мне страшно, очень страшно, я стараюсь отвлечься и смотрю какой-то пестрый фильм, но отвлечься так и не выходит. Оцепенение тугими веревками скрутило меня, вдавило в кресло, и огни за окном вызывают какой-то панический ужас.
  Я стараюсь отвлечься, стараюсь не думать ни о чем, вытеснить из своей головы эти ужасные мысли, эти ужасные образы, уверить себя, что если вести себя естественно, как обычно, никто ничего не заподозрит...но я не уверена, сколько людей по пути сюда запомнили мое лицо. Я не могу об этом не думать, и, кажется, вижу за окном тени, спешащие сюда, несколько торопливых, уверенно шагающих прохожих. Вздрагиваю, провожу их пристальным взглядом до угла улицы, вздыхаю с облегчением.
  Никогда в жизни мне не было так страшно...осматриваюсь вокруг, какое-то время смотрю на беззвучно мерцающий экран и понимаю, что я, кажется, совсем одна в этом огромном трехэтажном лофте. Все разошлись, и свет еще горит только тут, возле меня. Всматриваюсь в темноту на другом конце огромного зала и становится совсем жутко...
  Совершенно иррациональный страх, что до меня доберется что-то свирепое и жестокое. Совершенно иррациональный, потому что я лучше кого угодно знаю, что не доберется, что сегодня это свирепое уже нашло себе развлечение по вкусу, и что в свете последних событий ждать опасности мне нужно от вполне реальных сил.
  В еще одной обреченной на неудачу попытке отвлечься выбираюсь из кресла и рассматриваю огромные полки шкафов, заваленных всякими мелочами. Игрушки, книги, сувениры, настольные игры и головоломки, и еще много всего. Листаю книгу в ярко-зеленой обложке, затем старый журнал с комиксами, и решаюсь на еще один соблазнительный и такой же обреченный шаг.
  Возвращаюсь к окну, беру мобильник и набираю сообщение. Главное - это сделать все быстро, пока критически соображающий механизм в голове еще не успел как следует поразмыслить над этим действием. Короткое сообщение (’‘Привет, посмотрим вместе что-нибудь?’‘) отправлено. Шансы на его согласие очень малы. Но почему-то в этой катастрофической ситуации только его присутствие развеяло бы страх... Нет, даже не развеяло бы. Просто только с ним я смогла бы разделить эти чувства и все кошмары прожитого дня.
  Как вышло, что самый близкий мне человек одновременно еще и самый для меня недоступный? Одна в своем освещенном уголке, я сижу на подоконнике второго этажа и смотрю, как на противоположной стороне улицы за стеклянной витриной кафе, увешанной разноцветными лапочками, сидит он, и как его отец, проходя мимо, похлопывает его по плечам. Я чувствую, будто уплываю все дальше на маленькой лодке света в огромном, холодном, бескрайнем океане темноты.