МОЛНИЕНОСНАЯ ЛЮБОВНАЯ ФЕЕРИЯ

Н.К. посвящаю.

Помню, как шестнадцати лет от роду, жарким июльским днем случилось со мной необычайная история. Было два часа пополудни, я только что вернулся с пляжа, где вволю искупался и позагорал. В те годы Азовское море уже было весьма грязным, хотя еще не столь отвратительно-болотного цвета, который присущ ему сейчас. Водилась кое-какая рыба – рыбаки ловили ее сетями и удочками, в наши дни она, должно быть, вся перевелась. Хотя и в ту пору время от времени на пляжах появлялись щиты со зловещими надписями, что в воде завелся холерный вибрион или прочая невидимая невооруженным глазом нечисть. Был я беспечен, весел и счастлив, какими обычно бывают подростки на пороге юности, и ничто не предвещало беды, которая пришла резко и внезапно, отправив меня сначала туалет, а после на больничную койку. Живот вдруг скрутило со страшной силой, и содержимое кишечника мощной струей низверглось в унитаз словно вода из брандспойта. В этот момент я почувствовал сильнейший озноб и несмотря на тридцатиградусную жару улице и дома был вынужден укрыться под одеялом. Дрожь охватила все мое тело, и единственная мысль заполнила мозг: как избавиться от внезапного жуткого холода. Показания ртутного градусника ошеломили – сорок и восемь десятых! Между прекрасным самочувствием и ужасными страданиями с обезвоживающей диареей и близкой к экстремальным для человека значениям температуры тела прошло не более пятнадцати минут. Вовремя приехавший врач скорой помощи обнаружил критическое падение давления и сделал укол в 1,6 кубика кодеиносодержащего препарата сообразно возрасту пациента, после чего доставил меня в инфекционное отделение больницы, где мне немедленно поставили капельницу для спасения ослабленного нашествием миниатюрных чудовищ организма. К вечеру заметно полегчало, а наутро стало совсем хорошо. Взятые в срочном порядке анализы показали, что виной всему была молниеносная кишечная инфекция, спровоцированная размножением микроорганизма клебсиелла, оказавшегося внутри моего тела вместе с неосмотрительно проглоченной по время купания морской водой. Подержав для профилактики еще сутки в стационаре, врачи с миром отпустили меня на волю. Так я узнал, что иногда человек подвержен заболеваниям, не вписывающимся в стандартный неспешный патогенез. Иногда зарождаются инфекции, очень быстро атакующие организм и концентрирующие всю свою мощь в одном коротком промежутке, но также и быстро отступающие. Как видите, одну из таковых мне в отрочестве довелось испытать на себе.
Обычно осмысление какого-то экстраординарного события приходит не сразу и занимает некоторое время, но всегда влечет за собой определенные последствия. Бах, приехав в гости к среднему сыну и услышав от короля Фридриха мудреную тему, исполненную на флейте, смог немедленно сымпровизировать трехголосный ричеркар на ее основе, но «Музыкальное приношение» закончил только спустя два месяца. Жуков начал писать «Воспоминания и размышления» более чем через десять лет после окончания войны, но столько же времени заняло создание этого сочинения. А Гауди, как известно, строил «Саграда Фамилиа» более сорока лет до самой смерти, но так и не завершил свой грандиозный замысел. Так или иначе, выходящее за рамки равномерного течения жизни происшествие или идея заставляют человека думать о ней и в меру способностей и стремлений оставить для потомков художественное ее воплощение. Я не буду исключением, и описанное ниже есть плод раздумий о происшедшем недавно событии, выбившем меня на некоторое время из привычной жизненной колеи и оставившем неизгладимый след на все оставшееся мне время пребывания в этом мире.
Речь пойдем о женщине. Точнее, о девушке. Сразу оговорюсь, что предусмотрительно скрою, о ком идет речь в данном повествовании – это навсегда останется тайной для всех кроме Нее. Давно испытанный прием. Искусствоведы до сих пор не могут понять, кого Крамской запечатлел в образе «Неизвестной». Никто доподлинно не знает, чью прелестную часть тела изобразил в «Происхождении мира» Курбе. И уж точно никому неизвестно, кого же представил нам Леонардо на портрете Моны Лизы. Но есть одна общая деталь, которую можно заметить, внимательно изучив перечисленные полотна: их творцы явно обладали изображенными женщинами в физиологическом плане, и всегда самым сладостным – тайным образом. В противном случае, имена этих дам давно были бы известны педантичным историкам искусства. Знаем же мы, что Рембрандт открыто писал законную жену Саскию во всех ракурсах, а Дали преданную ему супругу Галу? С этим нельзя не согласиться
Долгие годы спокойно и размеренно текла моя жизнь, я наблюдал, сравнивал и старательно познавал прекрасный пол, и все женские фенотипы – а их немногим более двадцати – уже давно были мной изучены и каждый встретился на пути не один десяток раз, что дает способность экстраполировать modus operandi на много ходов вперед. Бесчисленные повторения новых знакомств и связей, энграммы на все возможные случаи снизили уровень ацетилхолина в мозгу до необходимого минимума. Искусно манипулируя информацией и наблюдая за происходящим, я направлял течение отношений к необходимое русло, ни о чем не жалея и ничему не удивляясь. Мне заранее было понятно, какой альянс продлится годы, какой месяцы, какой дни, а какой не сложится вовсе. Я достаточно прожил, сделался циничен, мудр и проницателен. И не могу понять мужчин, которые, встретив идеальную, в их понимании, женщину, способны совершать необдуманные спонтанные поступки – такие, как бросить жену с малолетними детьми или оставить дело всей жизни. Обычно такие люди не глубоки и не обладают значительным опытом общения с противоположным полом. Примеры есть и среди моих знакомых: один приятель дожив до сорока лет, случайно встретил идеал – ничем будто бы не примечательную и к тому же замужнюю даму, не раздумывая бросил любимую жену с двумя дочерями и стал с идеалом сожительствовать, не взирая на протесты ее законного мужа – и так десять месяцев, пока интенсивно горел факел любви, потом они расстались – она вернулась к супругу, а приятель нет, так как нашел новый идеал, похожий внешне на первый. Другой мой хороший знакомый целых десять лет жил с безумно обожавшей его девушкой и откровенно издевался над ней и унижал, даже предоставляя для секса друзьям, ибо совсем ее не любил, но пользовался; когда ей исполнилось тридцать, они, наконец, расстались, и она вышла замуж за мужчину, который внешне очень напоминал этого знакомого. Вот что делает идеальный образ с некоторыми людьми.
В общем, никак не мог я ожидать, что встречу женщину, способную повлиять на меня столь сильно, что глубоко спящие чувства внезапно проснутся и жизнь на некоторое время озарится сиянием сверхновой. Я нашел Ее случайно и, бросив беглый взгляд, поначалу подумал, что Она вполне обычна и не представляет для меня большого интереса. Но оказалось, что только первое впечатление. Когда Она заговорила, стало понятно, что эта девушка самого подходящего и приятного мне фенотипа, а значит энграммы должны остаться в стороне и с