Самойлов Александр
18 ноября, 18:49

Толстый справочник, как положено пыльный,
С седым переплетом потертым,
Был заполнен от корки до корки мистической былью.
Я просматривал строки с намерением твердым.

Среди тысяч имен не похожих одно на другое,
Среди титулов громких и статных. 
Я нашел имя то, что сияло донельзя родное.
В круглых скобках заметка: “Звонок не бесплатный”.

С нарастающей дрожью в тяжелых руках
Стал раскручивать диск телефона.
Абонент отвечал в самых первых веках,
А затем замолчал, затерявшись у отчего трона.

Говорили ушел, захватив свой терновый венец.
И орудие пыток забросил в залитые в золотом крыши.
То ли сам нагулялся, то ли вызвал отец,
От людей забирая повыше. 

Время шло, я с томленьем подсчет вел гудкам.
Был в надежде своей и не преступен.
Ведь учили всегда все прощать должникам,
Но в ответ: “Абонент недоступен”.
Открывал наугад, тыкал пальцем в любую из строчек.
И звонил, ожидая услышать советы, мораль.
Ждал знамений, чудес и судьбы повелительный росчерк,
Что сорвет с тайных знаний завесы вуаль.

Ничего. За гудками гудки, в трубке глухо.
Может тихо шептали? Но скорей всего громко молчат.
Зачем голос иметь недоступный для всякого уха?
Почему не продлить диалог, что когда-то начат?

Постучаться с утра, не ко мне, так хотя бы к соседу.
Выпить чаю с печеньем, потом рассказать обо всем.
Ведь не долго, на небо вернешься к обеду.   
Заходи, мы тебя на земле очень ждем.

Отзвонившись всю ночь, отложил телефон на рассвете.
Грел теплом новый день и тяжелое Солнце вставало.
Жаль конечно, никто из богов не ответил
И со счета списалось не мало...